Три бренда


Глеб Давыдов   пятница, 26 февраля 2010 года, 10.33

Ко дню рождения основателя одного из самых старых в мире и узнаваемых брендов — Леви Страуса

Витрина со старыми рекламными постерами Levi Strauss в музее Levi’s в Сан-Франциско // Getty Images, Fotobank

26 февраля 1829 года родился Леви Страус, один из создателей джинсов. В честь его дня рождения поговорим о том, как понятие «прочность» легло в основу одного из старейших брендов в мире — Levi’s, а также о ещё двух древних американских брендах. Откуда взялся на пластиковых картах American Express образ римского легионера? Как возникла торговая марка Marlboro? Как вообще рождается бренд?

В 1870 году в США началась официальная регистрация торговых марок (trade marks). Этот год можно считать годом рождения брендов — явления, которое впоследствии стало для повседневной жизни современного человека обыденным и даже необходимым. Сегодня бренды — это уже не столько торговые марки (узнаваемые значки, отличающие продукт той или иной фирмы), но целые миры, имеющие власть над человеческими умами и помогающие человеку ориентироваться среди огромного количества товаров и услуг и делать «правильный» выбор (или по крайней мере такой выбор, который кажется правильным самому потребителю).
Но так было не всегда и не с самого начала. Названия многих из первых зарегистрированных в США трейдмарков сейчас уже никто не помнит, и лишь единицам из них удалось сохраниться до наших дней и сделаться собственно брендами.
Причём трейдмарки, которым суждено было остаться, превратиться в бренды, по-настоящему владеют умами…
Благодаря чему это случилось? Красивый логотип? Серьёзные капиталовложения? Грамотное позиционирование и PR? Всё это верно, но не это важнее всего. В основе любой серьёзной истории большого успеха трейдмарка лежит идея. Правильная идея, вовремя найденная и внедрённая в массовое сознание и сейчас уже настолько прочно сидящая в голове потребителя, что ему ничего другого не остаётся, как идти и машинально покупать новую модель, например, i-Phone, когда та появляется в магазине…
Примеры? Вот они, чуть ниже. Перед вами знаковые истории создания трёх популярнейших американских брендов.
История о прочности

Слово «джинсы» родом из Италии. Плотная хлопчатобумажная ткань jean, впервые появившаяся в Англии ещё в XVI веке, производилась в итальянском городе Генуя (в английской транскрипции — Джиноэ). Впрочем, от момента появления этой ткани до создания штанов из неё прошло почти три века…
В 1847 году молодой баварский еврей Лейб Штраус в поисках лучшей доли прибыл в Нью-Йорк. Там его уже ждали братья, державшие семейный бизнес — текстильную фабрику. Вскоре, сменив имя на более благозвучное Леви Страус, он отправился в Калифорнию, где как раз разгорелась золотая лихорадка. Зафрахтовал судно, погрузил на него свои товары, которые намеревался продать старателям, и пустился в пятимесячное плавание вокруг мыса Горн.

Хемп (Hemp) — именно так называется ткань, производимая из волокон конопли. Само растение издревле привлекало интерес человека. Его использовали в самых разнообразных целях — от медицины до текстильной промышленности. Широко известны несколько его основных свойств, которые, безусловно, передаются и ткани. Это растение почти в четыре раза быстрее перерабатывает углекислый газ, производя кислород. Рубашка из хемпа надёжней прочих защитит ваше тело от вредного воздействия городской среды.

Золотоискатели действительно купили многое из того, что он вёз. Кроме рулонов брезента, который Леви думал продать им как отличный материал для палаток и повозок. «Да зачем мне эта ткань? — кричал старатель. — Лучше привези мне прочные штаны, а то ведь ползаю тут, как скотина, на коленях, а потом весь дырявый!» Услышав это, Страус понял, что нашёл свою жилу. Он основал в Сан-Франциско фирму Levi Strauss and Co и стал шить из невостребованной материи прочные и свободные по покрою штаны бурого цвета. Штаны золотоискателям понравились, они стали их покупать.
Не всё шло гладко: брезент был жестковат, натирал старателям интимные места (по бедности своей многие из них не носили исподнего). И тут на сцену выступил деним, материал тоже прочный, но более мягкий.
Название этой хлопчатобумажной ткани происходило, как и сама ткань, из Франции. Serge de Nime (саржа из Нима) — таково было её полное имя. А параллельно с денимом портные Леви использовали и генуэзскую хлопчатобумажную ткань. На коробках, прибывавших из Италии, стояло сокращённое от Genova «GEN» (по-американски — «джин»).
Продукция Levi Strauss так и не стала бы брендом и её звезда угасла бы вместе с золотой лихорадкой, если бы не одно событие. Некий рудокоп из Невады сделал местному дистрибьютеру Леви, портному Джейкобу Дэвису, странный заказ: пошей мне такие штаны, чтоб не рвались так быстро, когда я кладу в карманы даже очень тяжёлые инструменты и куски руды. Дэвис писал Страусу: «Я укрепил карманы металлическими заклёпками. И за полтора года продал двести пар! Наверное, стоит запатентовать эту идею, я бы и сам это сделал, но жена запрещает — всё-таки патент стоит 68 долларов… Может быть, вы возьмёте расходы на себя, а дело будем вести вдвоём?»
В 1873 году патент был получен, и в первый же год новая фабрика Страуса выпустила 21 тыс. голубых джинсов, укреплённых заклёпками. Эти клёпки и стали первым гарантом формирования будущего бренда. Дело довершила кожаная нашивка с изображением двух лошадей, тянущих пару джинсов Levi’s в разные стороны, добавленная к задней части штанов в 1886 году.
Слух о прочности Levi’s разошёлся по всей стране. Их стали покупать не только старатели, но и ковбои, и фермеры. О прочности Levi’s рассказывали легенды. Например, как однажды какой-то машинист паровоза довёл состав с лопнувшей сцепкой вагонов до станции назначения, используя в качестве сцепки свои левайсы… А постепенно «прочность» стала ключевым понятием, на котором вырос в сознании людей всего мира бренд Levi’s.
Бизнес легионера
Г-н Джей Си Фарго, президент крупной почтовой и страховой компании American Express, был в бешенстве. За всё время его поездки по Европе, предпринятой с целью отдыха, не проходило и дня, чтобы он не понервничал. А всё из-за проблем с использованием кредитных писем для получения денег. Наличные по аккредитиву можно было получить лишь в нескольких столицах, где имелись отделения того американского банка, который выдал г-ну Фарго этот аккредитив.
Вернувшись в Америку, Фарго поручил своим сотрудникам придумать какую-нибудь альтернативу кредитным письмам. Так в 1891 году на свет появились Travelers Cheque, дорожные чеки. Первое изобретение компании American Express, которое послужило началом истории большого бренда. Именно дорожные чеки стали первым шагом к созданию «общества без наличности».
Концепция простая, как хлеб с маслом: бланк с определённым дизайном и определённым достоинством (100, 50, 20 и 10 долларов), при покупке которого клиент в присутствии сотрудника American Express расписывался в левом верхнем углу чека, а затем, обналичивая чек, ещё раз воспроизводил свою подпись.
Звёздный час нововведения случился летом 1914 года, когда из-за войны множество американских туристов, путешествовавших по Европе, оказались лишены доступа к своим деньгам — банки внезапно прекратили платить по иностранным кредитным письмам, и единственным спасением были офисы American Express, в которые выстраивались длинные очереди.
Вскоре American Express стала предоставлять и туристические услуги, постепенно сделавшись авторитетным американским туроператором. Особенно сильно компания стала развивать турбизнес после Второй мировой войны. Именно тогда появилась ключевая для этого бренда ассоциация — с домом. «Дом вдали от дома» — такова была основа позиционирования AE в то время.
И действительно, в 50-е парижский офис AE ежедневно посещало 12 тыс. американских туристов. Именно тогда ребром встал вопрос о подделках дорожных чеков. Эти чеки печатали обычным литографским способом, и поэтому фальшивомонетчикам не составляло особого труда их воспроизвести. Потери от подделок составляли примерно 1 млн долларов в год… Надо было что-то делать.
Специалисты предложили перейти на тонкое стальное гравирование печатных форм для чеков, а также добавить в дизайн чей-нибудь портрет. Чей? Вначале подумали о бульдоге, старом символе фирмы. Другие варианты — голова американского индейца или портрет президента компании… Однако требовалось принимать оперативные меры, а на изготовление гравюры с нуля нужно было много времени. В итоге обратились к художнику-гравёру Алонсо Форингеру и попросили предоставить какой-нибудь готовый имидж. Так на трэвел-чеках American Express появилась голова древнеримского легионера в шлеме с гребнем в виде конского хвоста.
Этот образ был знаком американцам с детства по голливудским костюмированным эпопеям. И определённо эта узнаваемость сыграла решающую роль: американцы снова чувствовали в AE что-то родное, домашнее. Так бренд сформировался окончательно, и, конечно же, на возникших вскоре сначала дебетных, а потом кредитных карточках неизменно появлялся (и появляется до сих пор) тот самый знакомый всем легионер.
Рекламным девизом карточек AE стало сакраментальное «Don’t leave home without it» («Не выходи из дома без неё»).
От графа до ковбоя
Дело было в 1854 году. Некто Филип Моррис, скромный владелец небольшой табачной лавки в центре Лондона, сидел и скучал. Клиентов весь день не было, и лавочник коротал время, почитывая газеты с известиями о ходе Крымской войны с Россией. «Нанесли сокрушительное поражение», «экономика подвергалась проверке», «доставили продовольствие»… Так-так-так, понятно: всё как всегда… А, вот, кажется, что-то интересное: «Английские солдаты пристрастились к курению cigarettes — маленьких круглых трубок с картонным мундштуком и хлопковым фильтром, набитых турецким табаком».
Далее сообщалось, что этот курительный бум начался после захвата английскими солдатами железнодорожного вагона, в котором ехали русские офицеры и везли с собой большой запас этих самых cigarettes. И тут Филипа Морриса осенило: они не бьются! Преимущество этих бумажных «русско-турецких» трубок перед глиняными, которыми до сих пор пользовались английские солдаты, было несомненным — глиняные легко и часто разбивались в походных условиях военной жизни, а бумажным ничего подобного не грозило.

Когда специалисты по маркетингу пытаются объяснить, в чём же, собственно, заключается тот успех, который на протяжении XX века приносила эта картинка в сочетании с её названием (сначала фирме Gramophone, а потом её преемнице фирме EMI), они обычно озвучивают следующую идею: картинка символизирует настолько чёткий и точный звук («Собака узнаёт голос своего хозяина на записи!»), что это, несомненно, читается потребителем как синоним высокого качества звучания. Точная передача звука. Вот, по мнению брендоведов, ключевое словосочетание.

За несколько дней Моррис вручную скрутил несколько партий сигарет, присвоив им старинные английские названия — Cambridge и Marlborough (титул, который присуждали британским герцогам и графам) — и договорившись о поставках в армию. Это было начало великого бренда.
Впрочем, сама торговая марка Marlboro (вариант тяжеловесного Marlborough, облегчённый на три буквы) была зарегистрирована наследниками компании Philip Morris лишь в 1924 году в США. И вначале это были дамские сигареты — поскольку в то время суфражистки, боровшиеся за всеобщее избирательное право, принципиально добивались равноправия с мужчинами во всех возможных сферах, в том числе и по части курения, и тем самым создавали определённую моду. Так что первые Marlboro были сугубо женскими, даже их фильтр был снабжён кокетливой полоской красного цвета — чтобы скрыть неаккуратный след от губной помады.

Но вскоре начались антитабачные выступления медиков, и женщины курить почти перестали. Поэтому Marlboro сделали операцию по смене пола, в результате которой родился легендарный ковбойский образ (были ещё такие варианты: морской волк, строитель-высотник, военный корреспондент, но ковбой — персонаж, обладавший несомненными преимуществами архетипа, — победил).
Сугубо мужественный ковбой, брутальный покоритель Дикого Запада, зажавший в губах тлеющую сигарету, — он не только навсегда переломил массовое представление об этих сигаретах как о чисто женской забаве, но и стал основой столь необходимой для рождения бренда идеальной легенды, в данном случае легенды о том, что курильщик сигарет Marlboro — настоящий мужчина, да ещё и носитель исконно американского духа. Именно этот образ, закреплённый телерекламой, сформировал бренд Marlboro, прочно засевший в генетической памяти сначала американцев, а потом и потребителей из многих других стран. И крепко сидящий там до сих пор.

Автор: GospodinPg Рубрика: Бренд

Бренд



3D visualization, render, organic, olive, oil, bottle, design, package, jardim, food      3D visualization, render, cherry, licor, liqueur, bottle, package, design, food
for NT.Gj

3D visualization, render, organic, olive, oil, bottle, design, package
organic olive oil for NT.Gj

3D visualization, render, beer, bottle, design
Non-alcoholic Lager Beer concept / personal project

3D visualization, render, dieter, rams, braun, modern, design
Television Receiver «FS80» by Dieter Rams, Braun (1965 – 1967)

3D visualization, render, licor, bottle, package, design
Licor Beirao for NT.Gj

3D visualization, render, beer, lager, ale, stout, karhu, bottle, package, design      3D visualization, render, beer, lager, ale, stout, bottle, package, design
karhu beer for NT.Gj

3D visualization, render, olive, oil, bottle, package, design      3D visualization, render, water, package, design      3D visualization, render, cherry, liqueur, bottle, package, design
for NT.Gj

3D visualization, 3d render, magis, chair first, modern, interior, vray studio light
Magis Chair first / see more

3D visualization, render, bottle, package, design, vray, 3ds max      3D visualization, render, beer, green, bottle, package, design

3D visualization, render, olive, oil, bottle, package, design
olive oil bottle for NT.Gj

3D visualization, render, Balblair, whiskey, bottle, package, design
Balblair whiskey for NT.Gj

3D visualization, render, vodka, bottle, black elk, gold elk, package, design
Black Elk vodka for / NT.Gj

3D visualization, pacman, bottle, cap, beer
Unpackman for / psyho.ua

3D visualization, 3d render, danish, modern, walnutwood, credenza, slide door, mid-century, NYC, new-york, loft, interior, eames era, vray studio light
Mid-century NYC loft interior / see more

3D visualization, 3d render, Carl Zeiss Telephoto Sonnar T* 4/180 ZV lens, vray studio light              3D visualization, 3d render, Carl ZEISS Distagon T* 4/50 ZV Classic lens, vray studio light
Carl Zeiss «ZV-Classic» series lens

3D visualization, e15, ch04, vray studio light
ch04 armchair by e15

3D visualization, coca cola, bottle cap 3D visualization, coca cloa, bottle cap

3D visualization, e15, ch04
e15, CH04

3D visualization, B&B Italia, Richard Schultz 1966 Collection
B&B Italia, Richard Schultz 1966 Collection

Boffi taps - minimal
Boffi taps — minimal

ClassiCon. Triton Stool
ClassiCon. Triton Stool

3D visualization
for Imagine CS / www.imaginecs.ru

3D visualization
for Imagine CS / www.imaginecs.ru

3D visualization
for Imagine CS / www.imaginecs.ru

3D visualization 3D visualization
for Imagine CS / www.imaginecs.ru

3D visualization
for Imagine CS / www.imaginecs.ru

3D visualization
for Imagine CS / www.imaginecs.ru

3D visualization 3D visualization 3D visualization 3D visualization

3D visualization 3D visualization

3D visualization
for Alexander Kalachev / www.merlinni.com

3D visualization
for Alexander Kalachev / www.merlinni.com

3D visualization
for Alexander Kalachev / www.merlinni.com

3D visualization
for Alexander Kalachev / www.merlinni.com

3D visualization
for Alexander Kalachev / www.merlinni.com

3D visualization

3D visualization

3D visualization

3D visualization

3D visualization 3D visualization

3D visualization, rainy

3D visualization, topmod

3D visualization

3D visualization

3D visualization

3D visualization

3D visualization

3D visualization
for Imagine CS / www.imaginecs.ru

3D visualization
for Imagine CS / www.imaginecs.ru

Thanks for watching, if you have projects for me, please email me

Автор: GospodinPg Рубрика: Бренд

Визуализируй это


Ксения Жеглая   воскресенье, 3 апреля 2011 года, 09.00

Не надо делать из бутылки оливкового масла порнозвезду

Пока упаковка искушает потребителя с полок супермаркета, в рекламе за неё снимается 3D-дублёр. То, что зачастую он выглядит более эффектно, чем оригинал «из плоти и крови», — заслуга дизайнера-визуализатора. Владимир Поспелов, один из лучших российских специалистов в 3D-рендеринге, рассказал о том, какую роль играет визуализатор в упаковочной экосистеме и за какие проекты есть смысл браться.

Владимир Поспелов, один из лучших российских специалистов в 3D-рендеринге, рассказал о том, какую роль играет визуализатор в упаковочной экосистеме, за какие проекты есть смысл браться и почему он предпочитает работать с европейскими заказчиками.

Источник: vladimirpospelov.ru

— Кто такой визуализатор и зачем он нужен?
— Я думаю, визуализатор — это как технический дизайнер в веб-дизайне, человек, который выполняет служебную изобразительную работу. Вряд ли его можно назвать посредником. В конечном счёте, когда продукт уже стоит на полке, между дизайнером и покупателем не остаётся больше никаких посредников: продукт видят таким, каким его придумал именно дизайнер упаковки. И ни фотограф, ни визуализатор не в силах изменить впечатление.

В галерее «М&Ю Гельман» на «Винзаводе» открылась выставка «Я люблю П». Среди развешанных по стенам интерпретаций знаменитой красной буквы «П» (символа современной арт-Перми) деятели искусства подводили итоги пермского культурного проекта за 2010 год и презентовали фестиваль «Белые ночи в Перми», который пройдёт в июне этого года.

Я не верю в рекламу — во все эти слоганы, маркетинг, фокус-группы и прочее. Да, на большинство людей это производит эффект, но большинство — это всегда стадо, а стадо меня не интересует. Я в своём деле вижу только одну цель: получать удовольствие от конечного результата. Когда я вижу красивый визуал или фотографию продукта, я получаю эстетическое наслаждение, я вдохновляюсь. Мне нравятся красивые изображения бутылок, коробок, стульев — чего угодно. Поэтому я просто пытаюсь сделать красиво, заказчики прыгают от счастья, и все удовлетворены.
— Каких слов, какой информации вы ждёте от заказчика?
— Я люблю, когда мне ставят задачу образами, а не словами. Скажем, заказчик демонстрирует плоский эскиз в «Иллюстраторе» и говорит: крышка бутылки будет такой (показывает картинку), позолота на этикетке — такая (показывает картинку), а виски должно быть янтарным (снова картинка). Всё очень просто. Отчасти именно поэтому я считаю мою функцию служебной: сиди да срисовывай с натуры, придумывать тут просто нечего.

Источник: vladimirpospelov.ru
— Нужно ли визуализатору учитывать, какой материал будет использоваться в упаковке?
— Да, это основной критерий. Все материалы должны быть описаны, а лучше показаны на картинках, поскольку процесс визуализации, собственно, и сводится к настройке освещения и материалов. Грубо говоря, это выглядит так: у вас есть три рычага и вы, дёргая их, создаёте дерево, стекло, песок, лёд, хром.
— Бывает ли такое, что в процессе визуализации становятся очевидны какие-то слабые места концепта?
— Я никогда не сужу об этом, вся ответственность лежит на заказчике. Но как визуализатор, естественно, стараюсь скрыть недостатки или подчеркнуть достоинства. Скажем, заказчик хочет белый фон, а я могу склонить его к чёрному, если это выгодно подчеркнёт дизайн упаковки.


Источник: vladimirpospelov.ru
— Работа с упаковкой отличается, скажем, от работы с интерьером?
— Основная разница — в подходе. Фотографы обычно снимают упаковку в фотостудиях. Когда я занимаюсь так называемой студийной визуализацией, то есть имитацией фотостудии в 3D, я сосредотачиваюсь на имитации студийных источников света и окружения. А люди, которые, скажем, занимаются экстерьерами, имитируют естественное освещение.
— Как нужно показывать упаковку? Реалистично, нейтрально, эффектно?
— Как можно проще и натуральнее. Надо уходить от карамельных картинок. Натуралистичнее — значит ближе к жизни. Скажем, у нас есть бутылка оливкового масла. Можно смоделировать простую кухню или даже одну столешницу, стенку из плитки и прочий бэкграунд, положить две оливки на стол, в центр поставить бутылку, осветить «окном». Чтобы это выглядело приблизительно так:


Источник: clip2net.com
То есть не нужно делать из бутылки оливкового масла порнозвезду.
— Вам нравится упаковка, с которой приходится работать?
— Да. Я работаю преимущественно с европейцами, их дизайн мне ближе, он сдержан и опирается на знания. Не то что у нас, когда дизайнер делает и айдентику, и упаковку, и сайты.
— Какие проекты любимые?
— Те, которые лучше всего получились, конечно.

Художник Андрей Люблинский придумал «красных человечков», глядя на петербургские крыши из окна своей мастерской серым дождливым днём. Хотелось добавить ярких красок в унылый пейзаж, внести разнообразие в городское пространство. Мария Заборовская, коллега Люблинского по арт-группе Pprofessors, нашла материальное воплощение для идеи Андрея.

Потому что меня, как я уже сказал, интересует только конечное изображение и то, насколько оно мне саму нравится. Такой я эгоист.
На самом деле очень важно, как выглядит дизайн. Я стараюсь браться за красивые проекты. Хороший дизайн почти не требует никаких танцев с бубном. Он как красивое лицо девушки, ему не нужны горы косметики, он самодостаточен в своей естественности.
— Приходилось когда-нибудь держать в руках или видеть на полках воплощённый объект? Или всё это пока так и остаётся на уровне концепта?
— Приходилось только тогда, когда процесс шёл от обратного: есть продукт, но нет красивых картинок. Или в случае редизайна, когда есть продукт и меняется только этикетка, — в итоге я делаю картинки по реальному продукту. Но вот ребята из psyho.ua обещают прислать Анпакмена, которого они придумали, я уже видел первые образцы. Хотя всё это не так важно, мне просто нравится делать картинки в 3D.

Источник: vladimirpospelov.ru

Автор: GospodinPg Рубрика: Бренд

Яркое русское


Заколдовать маркетолога, не касаясь планшета

«Новые русские» — это рассказы о современном упаковочном дизайне, истории о тех, кто дерзает и мыслит по-новому. Сегодня слово Маше Пономарёвой, автору одного из самых интересных и перспективных дизайн-концептов, присланных на конкурс сайта What The pack? Этот и многие другие Машины проекты неоднократно попадали в топы зарубежных профессиональных блогов.

Планшета я практически не касаюсь, не очень люблю его. Использую, только когда нужно обработать изображение в фотошопе или сделать надписи «от руки». Многие дизайнеры удивляются. Любая работа начинается с мини-исследования: естественно, читается бриф, выясняются задачи, ищутся работы конкурентов на эту тему, какие-то вдохновляющие референсы. Потом идёт эскизная часть: я делаю почеркушки на бумаге, выбираю наиболее интересные идеи, соответствующие брифу, и начинаю работу на компьютере. Хорошие брифы бывают редко. За всю историю моей работы с упаковкой такой был лишь однажды — бриф на дизайн водки «Калинка». Других не помню. Информации постоянно не хватает: заказчики «льют воду», зачастую у них нет ни чёткости, ни понимания того, зачем делается дизайн и кто будет покупать готовый продукт.

К сожалению, у нас очень низка визуальная культура. Плотно сидят какие-то стереотипы насчёт того, как должна выглядеть упаковка. Качество дизайна определяют маркетологи, да и многие заказчики любят вмешаться в проект, почувствовать себя дизайнерами. В этих случаях нужно разговаривать: я уверена, что продать можно любую идею, нужно уметь убеждать. Во время проекта я делаю множество эскизов, нескольким из которых отдаю особое предпочтение, — естественно, именно их и стараюсь продвинуть в первую очередь. Для того чтобы в стране начала появляться красивая упаковка, нужно заколдовать маркетологов и некоторых заказчиков. Чтобы они перестали диктовать свои вкусовые предпочтения, не имеющие ничего общего с предпочтениями аудитории, и начали больше доверять дизайнерам. Производители опасаются выпускать продукт, который сильно отличается от лежащего на прилавках; считают, что потребители не готовы к каким-то модерновым штукам, что «бабушки не поймут». Я уверена, что это не так — люди готовы. Многие уже побывали за границей, увидели, насколько приятней там визуальный язык брендов. Работы западных студий приятно брать в руки! В Лондоне, например, я ходила по магазинам с высунутым языком, много фотографировала, а самые интересные экземпляры привезла с собой в качестве вдохновителя. Если подобные вещи делать у нас, они обязательно будут обращать на себя внимание, будут продаваться.

Хорошая упаковка, плохая — честно говоря, я боюсь вешать такие ярлыки. Хорошая для чего, для кого? Любая упаковка может быть и хорошей и плохой одновременно. Смотря с какой точки зрения посмотреть, кого и в какой промежуток времени спросить. Вообще, как можно оценивать дизайн? Мне кажется, исходить нужно из того, решает ли он изначально поставленные задачи или нет. Нравится или не нравится — это не профессиональная категория оценки, а вкусовщина.

Этой зимой на улицах больших европейских и американских городов стали появляться одиночки со странными чёрными портфелями, украшенными огромными изображениями черепа с костями. Эти портфели и саквояжи — писк хайтековской моды, тренд времени и указательная стрелка эпохи. В их внешней допотопности — острая современность. В их мрачном виде — яркое ощущение игры.

Если говорить о примерах качественной отечественной упаковки и не называть работы агентства, в котором я сейчас тружусь, то почему-то первым вспоминается проект Rich от Open!Design. Наверное, потому, что с его ярким появлением я впервые обратила внимание на русский package design и порадовалась успеху авторов. Тогда, году в 2002-м, графика, позволяющая варьировать выкладку продукта на полке, выглядела очень необычно. Да и сама конструкция пакета с отвинчивающейся крышкой была в новизну. Сейчас этим уже сложно удивить, но тем не менее эта работа до сих пор выглядит очень современно.

Концепт упаковки чая — это курсовик по брендингу и дизайну упаковки в Британской высшей школе дизайна. Большой, длительный проект, включавший разработку платформы будущего бренда, бренд-нейм, слоган, дизайн упаковки и варианты рекламных макетов. Для меня всё это было безумно сложно — это мой самый первый опыт в дизайне упаковки. Тогда я совершенно не понимала, с какой стороны подобраться к проекту, и объём работы пугал. Так что пришлось помучиться.

Сначала долго изобретала какие-то новые формы. Был вариант, очень похожий на один из концептов, присланный на конкурс What the pack?, — консервы, которые при сложении образовывали столбик. От этой и многих других креативных идей пришлось отказаться просто потому, что в реальной жизни пользоваться такой упаковкой неудобно. Выбрала в итоге самое простое решение. Оказалось, что и по смыслу подходит: набор из баночек прямоугольной формы напоминает палитру.

Можно сказать, что этот проект отчасти я сделала для себя, так как мне самой очень нравится экспериментировать с кухней. Не люблю готовые чайные смеси, дома у меня много различных сушёных трав, приправ и специй, которые я добавляю в напиток по настроению.

Пока упаковка искушает потребителя с полок супермаркета, в рекламе за неё снимается 3D-дублёр. То, что зачастую он выглядит более эффектно, чем оригинал «из плоти и крови», — заслуга дизайнера-визуализатора. Владимир Поспелов, один из лучших российских специалистов в 3D-рендеринге, рассказал о том, какую роль играет визуализатор в упаковочной экосистеме и за какие проекты есть смысл браться.

Упаковка чая обошла всевозможные зарубежные блоги. На The Dieline она несколько недель держалась в чарте на первых местах. Благодаря этому проекту у меня появлялись первые иностранные заказы, вот совсем недавно общалась с заказчиками со Шри-Ланки — собираются заказать редизайн своей продукции. И свою предыдущую работу я нашла благодаря этому проекту, точнее, она сама меня нашла: пригласили ребята из StudioIn. Когда я училась в Британке, мне очень понравился проект их арт-директора Артура Шрайбера, довольно известный за границей, — водка «Самурай». Увидела и подумала — молодец чувак, было бы круто с ним поработать. Так и получилось — вместе мы проработали в течение года.

Забавно, но в течение года у меня было несколько проектов, так или иначе связанных с хохломой. Параллельно с «Калинкой» шла работа над дипломом в Британке, посвящённым разработке визуализации бренда для моего родного города — Нижнего Новгорода. Избегать влияния хохломского стиля в этой работе было странно: Нижний — центр региона, где процветают художественные промыслы, которые в своё время оказали влияние на развитие Нижегородской области.

Очертания знака напоминают самую известную башню нижегородского кремля, Дмитриевскую, — нижегородцы её очень хорошо узнают. Синяя ветка — символ двух рек: Нижний стоит на месте слияния Оки и Волги, так называемой стрелке. Сердце в знаке как раз обозначает это место, а также говорит о моём отношении к городу.

Олень прискакал в проект с герба, «Русская Венера» — из художественного музея, а на создание акцидентного шрифта и стилистику иллюстраций повлияли работы художницы, родившейся на нижегородской земле, Татьяны Мавриной.

Получился некий конструктор, который можно собирать по-разному. Где-то мы играем с масштабом, нарочито увеличивая декоративные элементы знака (я называю это макрохохломой), где-то выделяем какой-то один элемент и всячески его обыгрываем, а в какой-то момент вообще становимся деконструктивистами. Шрифт и иллюстрации добавляют индивидуальности и расширяют возможности применения айдентики.

А вот упаковка Good milk — на самом деле фейковая вещь, созданная для души и на одном дыхании. Я где-то прочитала, что в Финляндии уровень потребления молока в 2 раза больше, чем в России. Говорилось также, что такого количества явно не хватает для поддержания организма в здоровом состоянии, цифры приводились огроменные. Захотелось как-то повлиять на ситуацию, обратить внимание на традиционный продукт, показать, что его дизайн можно решить в современном стиле и привлечь новую аудиторию. Этот концепт я сделала в свободное время с ребятами из StudioIn.

Молочный проект тоже засветился на многих блогах и вошёл в различные дизайнерские каталоги. Всё отследить, конечно, не удалось — было несколько десятков запросов. Китайцы — единственные, кто прислали напечатанный экземпляр. Сейчас Good milk заинтересовались в Венгрии. Уже идут переговоры, но без меня, поскольку я ушла из студии.

Эти этикетки для новогоднего вина — тоже студийный проект. «Каждый год 31 декабря…» кто-то по традиции ходит в баню, а StudioIN дарит подарки, созданные своими силами, любимым клиентам и коллегам. В этом проекте была раскрыта заячья тема — наступал год Кролика по восточному календарю. Нужно было сделать этикетку с учётом корпоративного стиля, именно этим и объясняется выбор цветовой гаммы и шрифта.

Для меня одним из показателей хорошего дизайна является тщательно проработанная контрэтикетка. Здесь я постаралась уделить ей внимание. Вёрстка технической информации — дополнительная возможность облагородить и дополнить дизайн. Жалко, что не все этой возможностью пользуются. Чёрная обводка вокруг ушек — технологическая необходимость: чтобы бумага не рвалась, нужны плавные линии в контуре вырубки.

Зайчик, кстати, тоже засветился на «Дайлайне». Приятно было его обнаружить там под Новый год. Недавно я ушла в другое агентство — просто захотелось нового опыта. Уже месяц работаю в Uniqa С.Е. — известное, титулованное агентство, с большим опытом работы (существует более 10 лет). Выводы делать ещё рано, но в целом интересно: там свой подход, свои принципы. Я считаю, что дизайну упаковки можно научиться самостоятельно. Просто на это потребуется гораздо больше времени. Книжек об упаковке, особенно на русском, очень мало. В студии у нас большая библиотека, но в основном это, конечно, зарубежные издания. Каждый день просматриваю основные упаковочные сайты, чтобы быть в курсе всех новостей. Но вообще, мне кажется, полезно смотреть как можно больше дизайнерских ресурсов, не только то, что касается упаковки. Вообще идеи могут быть везде. Любая вещь может вдохновить. Меня, например, вдохновляют путешествия, музыка, выставки современного искусства. Но у каждого свои рецепты. Текст размещён в блоге What The pack?

Автор: GospodinPg Рубрика: Бренд

БрендоСМИ


Фантазия по следам секции RIW о брендах в социальных сетях

СМИ умрут потому, что они больше не нужны брендам. С развитием блогов и «Фейсбука» рекламодатели перестали нуждаться в посредниках, чтобы достучаться до умов покупателей. Бренды — это и есть медиа, в переводе на русский — посредники между «сейчас» и лучшей жизнью.

Всевозможных статей и публичных дискуссий на тему смерти журналистики и средств массовой информации за последний год было великое множество. И что только не называлось причиной печального заката СМИ: и непомерно высокие затраты на бумагу и услуги типографий, и кризис системы распространения прессы (в России), и кризис многих традиционных журналистских жанров, которые уже не могут удовлетворять новые потребности читающей аудитории, и вообще нежелание читателей читать.
Одну из причин, однако, в этом перечне упускают с завидным постоянством. Наверное, потому, что говорить об этом вслух нам, журналистам, стыдно: суть в том, что интернет-пользователи теперь коммуницируют не со СМИ в их привычном понимании, а с брендами.
Если вы вдруг ещё не заметили, бренды взяли на себя функции медиа. Конечно, это произошло не за один день. Сначала рекламодатели столкнулись с тем, что рекламные кампании потерялись в информационном шуме. Что такое стандартный рекламный ролик в мире тотального продакт-плейсмента на ТВ и в кино, в мире, где фасады домов, вопреки всем нормативам, завешаны рекламными билбордами, а отличить личное мнение от проплаченного пиара почти невозможно? У брендов просто не осталось другого выхода.
Если не верите мне, поверьте маркетологам.

«Бренды больше не могут адресовать аудитории простые маркетинговые сообщения. Они должны создавать контент. И этот контент будет настолько разным, насколько отличаются друг от друга продуктовые категории, к которым принадлежат бренды. Больше нельзя сказать: вот моя обувь, вот фото, покупайте. Нужно подробно рассказывать, чем она отличается от других, таким образом, вам придётся описывать весь рынок. Это очень большое изменение, которое мы имеем благодаря Сети», — говорил в интервью «Часкору» старший вице-президент подразделения 360 Digital Influence в коммуникационной группе Ogilvy Public Relations Worldwide Рохит Бхаргава.

Стратегия Ford заключалась в том, чтобы заставить людей вновь поверить в эту компанию. Для этого было принято решение напомнить об истории корпорации и о том, как тесно она связана с историей Америки. С помощью социальных медиа пользователям представили несколько сотрудников Ford, инженеров, которые рассказывали о своей работе, чтобы мнение о компании изменилось. Одно дело, когда перед вами обезличенная корпорация, и совсем другое — конкретные люди со своими историями.

Ради продажи майонеза Hellmann’s в Ogilvy придумали кулинарное телешоу. Ради продажи парфюмерии и косметики печатается весь глянец, хотя концептуально эти темы давно обсуждаются в интернете. И если сейчас убрать всю рекламу со страниц какого-нибудь модного журнала, то от него останется только одна страница — с «поминальником» редакции. Дизайнерскую мысль тоже давно стимулирует не тяга к чистому искусству, а возможность изобрести, например, новый дизайн кроссовок Nike. А уж сколько всевозможных игр придумано ради взаимодействия пользователя с брендами и брендов между собой! Умаешься считать. А вот число московских газет, которые не противно взять в руки, можно пересчитать по пальцам одной руки (да и то включая интернет-газеты).
Газеты безбожно устарели, а бренды придумывают всё новые фишки. СМИ отчаянно догоняют прогресс, а бренды бегут впереди.
Они создают свой контент в популярных сетях и на блог-платформах в виде текста, фото, видео и аудио. Знают, как померить аудиторию и как с ней нужно разговаривать. По сути, бренды создают собственные медийные каналы, как СМИ, отслеживая количество читателей, получая «письма в редакцию», придумывая информационные поводы… СМИ перестают быть массовыми каналами и каналами для масс, а бренды ими становятся.
Бренды конкурируют со СМИ за внимание пользователей интернета — вот та критическая точка, после которой информационные массмедиа потеряли монополию на продуцирование содержания и повестки дня. Медийное пространство расширилось во много раз. А понятие «медиа» как таковое размылось: это больше не только и не столько СМИ, это любое информационно-коммуникационное взаимодействие с аудиторией.
В результате такого взаимодействия бренды формируют лояльность со стороны потенциальных будущих покупателей. Цель профессионального СМИ — иная: привлечь читателей на сайт и заработать на рекламе. Которую ему этот самый бренд и даёт. Для СМИ контент самоценен, для брендов он — средство. Но методы, форматы и формы коммуникации зачастую выбираются одни и те же.
Так зачем же брендам оплачивать рекламные полосы в СМИ, если всё можно сделать самим? Читатели критикуют прямую рекламу (как те ёжики, плачут и продолжают лезть на ёлку), какой бы креативной она ни была, ищут подвохи и выдумывают, где их обманули. А вот если бренд завёл свой канал на «Твиттере», люди к нему тянутся и завоевать доверие куда проще. Иллюзия прозрачности и непорочности соцсетей, речь от первого лица и прямое взаимодействие с покупателями позволяют достичь того, чего СМИ не могли и не могут дать рекламодателям.

Характерные результаты обнародовала компания Interbrand, четвёртый год включающая Россию в глобальный анализ стоимости брендов. Скорее всего, маркетологи никаких сюрпризов не обнаружили; для них это привет от прошлогодних цен на энергетическое сырьё. Бесполезному гуманитарию, напротив, сложившаяся картина говорит о некоторых любопытных вещах. Связанных с функционированием страны и занятиями граждан. Первые три позиции списка последовательно заняли «Билайн», МТС и «Балтика». Более чем логично. Московские операторы связи, работающие на всю страну, и петербургская пивоварня, которая тоже «там, где Россия». Почти во всех уголках своей необъятной родины гражданин эпохи бурного роста ВВП разговаривает по телефону и пьёт пиво. Созванивается с друзьями, чтобы выпить пива. Договаривается о следующем созвоне в ходе выпивания. И так далее. Это не самая передовая, но, во всяком случае, одна из самых массовых форм времяпрепровождения в России. Примета новой эпохи.

Информационный шум размыл понятия, которыми массмедиа пользовались последние лет 30—50. Как следствие, ценность каждой отдельной единицы коммуникации снизилась в разы. Зато ценность брендов выросла. Вполне понятно, зачем пользователю читать «Твиттер» «Панасоника». Зачем идти в СМИ, с практической точки зрения понятно всё меньше.
Бренды легко оперируют понятиями «качественная аудитория» и «информационный повод», которые ещё совсем недавно были релевантны только по отношению к СМИ. Производители унитазов, телевизоров, диванов и грилей уже умеют «нагонять трафик» ради конкретной временной цели, но не умеют работать с аудиторией на постоянной основе, когда острого инфоповода нет. Пока это плюсик в копилку СМИ, но можно не сомневаться, что приобретение соответствующих навыков брендами всего лишь вопрос времени.
Не нужно забывать и о финансовой стороне. За счёт того, что компании-производители зарабатывают не в интернете, а на непосредственной продаже своего товара, финансовые средства позволяют им создавать разнообразный контент, не заботясь о мгновенной отдаче, экспериментировать над форматами и приглашать известных персон для работы над проектами. У СМИ такой возможности зачастую нет.
Как итог — мы будем читать бренды в интернете, смотреть по телевизору и слушать по радио. Нишевые производители уже окучивают свои узкие таргет-группы в блогах (привет, HTC), массовые бренды промывают мозги всей стране с голубых экранов (привет, «надежды сбываются, «Газпром»), а корпоративные газетёнки будут ещё долго щеголять мелованной бумагой. Ведь они могут себе это позволить, а «Русский Newsweek» вынужден был урезать свои расходы до нуля.
Не верите мне, послушайте Андрея Мирошниченко, автора книги о скорой гибели газет: те СМИ, которые всё-таки выживут в борьбе за место под солнцем, будут выполнять чей-то заказ.
Только ведь, по сути, бренды уже взяли на себя эти функции и сами свой заказ выполняют. СМИ им больше не нужны, а значит, они умрут.

Автор: GospodinPg Рубрика: Бренд

Виртуальный брендинг


Алексей Чубат   четверг, 17 марта 2011 года, 11.01

Как повысить капитализацию нематериальных активов

// PhotoXPress.ru, Fotolia

Несмотря на бурное развитие веб-отрасли, работой над своим брендом могут похвастаться единицы, а брендинг по-прежнему остаётся уделом традиционных отраслей производства, например производителей колбасы. В отличие от них, веб-компании продают неосязаемый продукт, но от этого их внимание к управлению нематериальными активами должно быть ещё выше.

Фраза «брендинг веб-компаний» пока ещё не на слуху, но и без неё понятно, что к одним веб-студиям обращается больше клиентов, а другим нужно ещё поискать своего «реципиента». Одним веб-компаниям клиенты готовы платить за работу сотни тысяч рублей, а другие довольствуются десятками. Сила бренда очевидна бренд-мейкерам, но как поступают те веб-студии, которые делают бренд своими силами?
«Качество — превыше всего!» — это фраза уже давно набила оскомину, так как «качество» — характеристика любого продукта, каждый говорит, что он более качественный по сравнению с конкурентом. Но вопрос в том, что даже если вы скажете, что ваши услуги в два раза качественнее, то далеко не факт, что вы сможете запросить у клиента в два раза больше денег. Качество — понятие относительное, и измерить его инструментами программирования или SEO-продвижения невозможно. Так же сложно «измерить» и бренд.
По мнению Андрея Пуртова, генерального директора ArtGraphics.ru, технологий «стать первым среди брендов» не существует. Даже если взять не реальную жизнь, а социальные медиа, попробуйте, говорит он, выполнить заказ, например, «Ситроникса» и сделать отзывы о его продукции в блогах и на форумах лучше, чем о любой аналогичной компании. Гарантировать это своему клиенту, а тем более обещать, что не получится очередной «утконос», вряд ли разумно, отмечает г-н Пуртов.
Несмотря на бурное развитие веб-отрасли, работой над своим брендом могут похвастаться единицы, а брендинг по-прежнему остаётся уделом традиционных отраслей производства, например производителей колбасы.

Возьмём для примера колбасу «Останкинская». Создателями бренда был обыгран миф о том, что на колбасных заводах грязное производство со всеми вытекающими последствиями. Было решено продемонстрировать общественности «белоснежное» производство. Для этого на предприятие стали возить пресс-туры, а в самих цехах установили видеокамеру — в интернете каждый желающий мог видеть работу завода в режиме реального времени. Причём переключая экраны с цеха на цех. Была создана красивая белоснежная товарная этикетка, а по телевидению запущен ряд роликов об «Останкинской», которые просто были пронизаны белоснежностью и чистотой. В итоге объём реализации продукции вырос значительно (точно можно сказать, что деньги, единовременно вложенные в бренд, подняли уровень продаж и закрепили его на новой высоте).

26 февраля 1829 года родился Леви Страус, один из создателей джинсов. В честь его дня рождения поговорим о том, как понятие «прочность» легло в основу одного из старейших брендов в мире — Levi’s, а также о ещё двух древних американских брендах. Откуда взялся на пластиковых картах American Express образ римского легионера? Как возникла торговая марка Marlboro? Как вообще рождается бренд?

Другая колбаса — «Окраина». Построив предприятие вдали от мегаполиса, чтобы наладить производство в экологически чистой обстановке, его основатели и не предполагали, что слово «окраина» начнёт ассоциироваться с периферией и дешевизной. Приглашённое бренд-агентство, посетив предприятие, убедилось в том, что месседж экологичности соответствует действительности. Его и было решено передать с помощью вербальной коммуникации (слоганов, рекламы) и дизайна. В частности, в дизайнерском решении специалисты использовали два цвета: зелёный, традиционный для экологических кампаний, и синий. В итоге выручка компании возросла в два раза.
Примеры с колбасой касаются осязаемых продуктов, которые лучше продаются через дополнительный нематериальный месседж. Веб-компании продают неосязаемый продукт, но от этого их внимание к управлению нематериальными активами должно быть ещё выше. Например, компания Grape.ru считает, брендом нужно маркировать территорию своих преимуществ. Чётко очерченная территория помогает доносить до клиентской базы миссию и цели компании, а также артикулировать её деятельность. Такая территория превращается в пространство, где создан максимальный комфорт для рождения уникальных продуктов и проектов, считают в компании.
По мнению креативного директора Grape Владилена Ситникова, лучше всего о компании говорит её паблисити: «В компании есть принципы и своя философия, которую разделяют внутри, которую оценивают снаружи. Мы знаем, что делаем, знаем, как это делать. Если люди ссылаются на нас, цитируют, смотрят, сравнивают, значит мы состоялись».
Владилен Ситников поделился рецептом создания бренда веб-компании: «Каждый бренд агентства основывается на жизненных принципах основателей, людей, которые решили делать рекламу так, как они считают правильным. Далее к ним присоединяются другие люди, сотрудники, которые эти принципы разделяют. После этого на свет рождаются командные проекты. Весь опыт их создания может преобразовываться в кейсы — с их помощью СМИ, наши конкуренты и клиенты знакомятся с нашим мировоззрением и опытом. К тому же наши арт-директора, копирайтеры, креаторы, social media — менеджеры открыты для СМИ — они становятся спикерами. Кейсы и слова — вот что делает агентский бренд», — считает Владилен Ситников.
Креативному агентству Red Keds узнаваемость бренда помогает быстрее находить клиентов и даёт уверенность в будущем. По словам Виталия Быкова, совладельца и, как он сам представился, теневого авторитета, бренд сложился из сочетания названия, логотипа, ряда успешных проектов и команды профессионалов. «Вот если бы мы не были брендом, — резюмировал Виталий Быков, — вы бы не обратились к нам за комментарием».
Как видим, колбасному производству бренд помогает продавать конечный розничный продукт. Что касается веб-компаний, то они решают скорее стратегические задачи. Другими словами, прибыль от использования бренда в рознице легче поддаётся финансовому анализу, чем деньги, полученные он продажи виртуальных услуг. Это и может быть фактором неспешного брендирования Веба.
Формируя бренд, важно придерживаться некоторых правил и особенностей Рунета. Одна из них — наличие сервиса «Рейтинг Рунета». Он помогает пользователям увидеть лидеров рынка и тех, кто только стремится попасть в их ряды. Сервис оценивает уровень компании, исходя из количества созданных сайтов, их качества, дизайна. Топом брендов «Рейтинг Рунета» назвать нельзя — таковым он станет, когда начнёт делать оценки на основе реальных финансовых показателей. Но присутствие веб-компании в этом списке — серьёзный плюс к её имиджу.
Вторая составляющая бренда складывается из плотной работы со СМИ. Весь ваш опыт останется с вами, сколько бы раз вы этим ни делились с внешним миром. Если вы озвучите в СМИ дельную технологичную информацию, то без вашего участия заказчик всё равно не сможет использовать её. В этом и прелесть бизнеса в области создания нематериальных активов.
Третья составляющая бренда, как это ни банально, — уникальность предоставляемых компанией услуг. Веб-студия, которая хочет завоевать место под солнцем, должна осознавать свою ценность для рынка и придерживаться этой линии во время переговоров с клиентом.

СМИ умрут потому, что они больше не нужны брендам. С развитием блогов и «Фейсбука» рекламодатели перестали нуждаться в посредниках, чтобы достучаться до умов покупателей. Бренды — это и есть медиа, в переводе на русский — посредники между «сейчас» и лучшей жизнью. Если вы вдруг ещё не заметили, бренды взяли на себя функции медиа. Конечно, это произошло не за один день. Сначала рекламодатели столкнулись с тем, что рекламные кампании потерялись в информационном шуме. Что такое стандартный рекламный ролик в мире тотального продакт-плейсмента на ТВ и в кино, в мире, где фасады домов, вопреки всем нормативам, завешаны рекламными билбордами, а отличить личное мнение от проплаченного пиара почти невозможно? У брендов просто не осталось другого выхода.

Иван Бормотов, ведущий стратег компании Notamedia: «В нашей сфере есть несколько удачных примеров брендинга. Во-первых, это «Студия Артемия Лебедева», которая первой вышла на рынок и до сих пор воспринимается как лидер. Далее идут Red Keds, Actis, Grape, Notamedia, Deluxe Interactive, Dominion, Promo Interactive, «РБК-Софт» и ещё ряд лидирующих компаний из рейтинга Tagline. Каждая из этих компаний сильна в чём-то своём, благодаря чему и выделяется на фоне конкурентов. Наша ниша, например, — крупные интернет-проекты, такие как социальные сети или сайты больших компаний и государственных учреждений».
Ведущая студия Рунета «Медиасфера» строит свою работу с учётом всех вышеизложенных аспектов брендирования. Она участвует в «Рейтинге Рунета», широко сотрудничает со СМИ, определилась со своими компетенциями. Уникальную особенность своего бренда руководство компании чётко сформулировало и теперь прописывает в договорах. «Наша задача — приводить на сайт заказчика столько клиентов, сколько нужно. Что мы и указываем в договорах последние полгода. Какими средствами мы будем решать задачу, конечно, делимся с покупателем наших услуг, но в подробности не вдаёмся», — говорит гендиректор Георгий Кужим.
Однако не каждому удаётся уловить свою идентичность, да и путь к осознанию своей миссии может быть долгим. «Лидеры веб-компаний должны лучше других понимать, как изменится их рынок и как при этом должна измениться собственная бизнес-модель. Когда-то им платили «за движок», потом стали больше платить за дизайн, сейчас в моде SEO и интеграция с социальными медиа. А завтра появится новый тренд. Кто-то успевает перестроиться под изменения или даже сам создаёт их, а кто-то — нет. Но если вы хотите быть лидером, брендом, вам нужно вести оперативную модернизацию технологий и в то же время обязательно бывать в офисах своих клиентов как можно чаще. Второе даже более важно, потому что технологии повторяемы и покупаемы, а бренд — уникален. Только интересуясь вопросами бизнеса клиента больше, чем ваши конкуренты, вы сможете предлагать что-то стоящее. Причём стоящее именно для них», — даёт подсказку Андрей Пуртов.

Автор: GospodinPg Рубрика: Бренд