Все мои фотоальбомы по сериям:


 

Великая Отечественная война
Вторая мировая война
Гражданская война
СССР
СССР глазами иностранцев
Города
Москва
Санкт-Петербург — Ленинград
Дореволюционная Россия
Революционная Россия
РФ
Страны
Плакаты
Живопись
Иллюстрации
Альбомы
Архитектура
Открытки
Диафильмы
Пресса
Документы
Личности
Цвет
Все фотоальбомы

Киев


Код да Винчи по-киевски

Версия ученого: Название нашей столицы происходит от слова «кий» – шеста, с помощью которых строились наплавные переправы через Днепр

 Кто только не «основывал» Киев: и варяги, и хазары, и готы, и гунны – споры об истории основания нашего города ведутся еще со времен Нестора Летописца. Древнерусский историк изложил всем известную легенду о трех братьях и сестре Лыбедь, но и сам, похоже, в ней сомневался, доказывая, что как Александрия именована в честь Александра Македонского, так и Киев назван в честь некоего Кия-основателя.
Вот только в Европе насчитывается больше 60 «киевских» топонимов: например, городок Киевица и село Киево в Польше, село Киев в Венгрии, поселок Киево в Косово. И всех их основал великий Кий? Сомнительно. А археологи и вовсе находят в Киеве монеты, которым свыше двух тысяч лет. Чтобы разобраться в версиях происхождения нашей столицы, «Газета…» встретилась с исследователем истории периода до Киевской Руси, писателем-киевоведом Виктором Яновичем.

 – В Киеве еще в первые века нашей эры был перевоз, переправа через Днепр. Причем не просто лодка и Кий-перевозчик, как гласит одна из версий, а настоящий понтонный мост. Роль понтонов играли лодки, которые привязывали к воткнутым в песчаное дно сваям – киям. Отсюда и Киев перевоз. Такое происхождение названия вполне естественно для Европы: например, Франкфурт – перевоз франков, Оксенфурт – это бычий перевоз. А многочисленные «киевские» названия сел и городков в нашей и соседних странах – так ведь переправ-то сколько было! Вот только в основном переправлялись на лодках, отталкиваясь от дна шестами-киями. А сам процесс называли «киюванням».

Вообще, понтонные мосты строили не только у нас, однако если в других городах лодки соединяли канатами, закрепленными на берегах, то Киев использовал свою, особую технологию. Более того – была даже разводная секция, чтобы пропускать суда. Конечно, и проезд по мосту, и проезд по Днепру через створ моста были платными – с того город и жил. На зиму мост разбирали, чтобы не снес ледоход, ремонтировали; делал это персонал переправы – кияне.

– Почему же мост построили именно здесь, чем так особенно место нынешнего Киева?

– Этот перевоз возник не на пустом месте: раскопки говорят, что тут непрерывно жили люди довольно мощными обществами еще с IV тысячелетия до н.э. А со временем Киев стал крупнейшим торговым центром региона – ведь все пути здесь пересекались.

– Однако дошедшие до нас древнерусские летописи молчат о переправе. Почему?

– Киев ведь контролировал путь из варяг в греки и являлся посредником в торговле. Варяги и северные русы были очень недовольны существованием Киева, они даже Киев перевоз называли «чудище на Днепре». Есть предположение, что Олег был направлен в Киев с целью разрушить перевоз. И выполнил «задание», ликвидировав выгодное предприятие. Впрочем, деньги казне все равно были нужны – и Олег начал наращивать войско, обложил данью окрестные земли. Так Киев из торгово-транспортного центра превратился в военно-политический. Естественно, Нестор Летописец спустя два века уже мог не знать об этой истории. А вообще, основание Киева приписывали себе многие народы, особенно претендовавшие на здешние земли.

– То есть доолеговский Киев можно сравнивать с греческими торговыми городами-полисами?

Судя по найденным в Киеве греческим монетам, с II века до н.э. Киев вел активную торговлю через Ольвию – город-полис в низовье Днепра. Греческий географ II века Клавдий Птолемей указывает координаты городов на Днепре, среди которых в районе Киева – Амадока, занимавший фактически территорию дореволюционного Киева. Интересно, что с греческого это слово переводится как «сплотка бревен» – то, с чем у путника в первую очередь ассоциируется перевоз. Тогда как для киян перевоз в первую очередь – с таким трудом забитые в дно реки опоры-кии.

– В своей книге «Наследие тысячелетий» вы пишете о крепости-верфи готов Самбатас, располагавшейся в районе современных Выдубичей. Что предки современных немцев делали в Киеве?

– В начале III века в наши края пришли готы, чтобы дальше отправиться на юг и завоевать черноморское побережье и Крым. Тогда там было Боспорское царство, мощная морская держава, которую победить без флота невозможно. Строить корабли у моря, под носом у неприятеля, готам было не с руки, да и леса на юге не было. А в районе Киева был и стройматериал, и мастера, обслуживающие Киев перевоз и проезжих путников. И вообще, в те времена лодки были основным транспортом, а реки, даже маленькие, служили дорогами. Вот готы совместно со славянами и организовали верфь в устье Лыбеди примерно в 250 г. н.э, неподалеку обустроили и крепость. Называлось это место Самбатас
– «сбор челнов» в переводе с немецкого.

Готы ушли, а судоверфь осталась. Именно тут принимали суда с верховий Днепра – «из варяг», и готовили к морскому пути – «в греки». Название Самбатас в киевской топонимике не сохранилось, но можно предположить, что крепость-верфь располагалась у нынешних Выдубичей, в устье Лыбеди: рядом расположены Бусова гора и Бусово поле, а «бус» в переводе с древнеславянского – лодка, корабль. В «Слове о полку Игореве» «готские красные девы», а вероятно, все же «гатские» (гать – плотина), – так в старину называли русалок – «звеня русским золотом, воспевают время бусово». Надо полагать, речь идет о временах, когда по Днепру сновали торговые караваны и при кораблекрушениях золото попадало в реку, к русалкам.

– Получается, что во времена готов древний Киев достиг наибольшего расцвета?

– Пик развития – перед гуннским нашествием, это вторая половина IV века. Первый поход гуннов пришелся на 375 год, Киев нападению не подвергся, однако были перекрыты торговые пути на юге, и город пришел в упадок. За гуннами пришли авары – они уже в открытую уничтожали Киев и втянули восточных славян, населявших город, в войну с Римской империей.

– А что же Кий, был ли это реальный человек, если название нашего города происходит от ключевой части переправы?

– Кий – это титул владельца перевоза и всей его инфраструктуры. Хотя есть и реальный исторический прототип летописного князя. Византийский император Юстиниан пригласил славянина Хильбудия в 533 г. для охраны границы Фракии и устройства перевоза. Кстати имя можно пояснить как Кийбудий – строитель перевоза («будий» по-украински и по-польски означает строитель). Впоследствии был приглашен еше один Хильбудий, в 546 г., – может, отсюда упоминания Нестора Летописца о двух походах Кия в Царьград. В пользу этой версии – найденная археологами близ Константинополя могильная плита с надписью «Хильбудий сын Самбатаса». А нигде, кроме Киева, такое название не встречается.

«Газета…»

Может, символично, что чиновники времен застоя датой основания Киева выбрали время упадка великого Киева-Амадоки – V век. При всех возможностях наш город, увы, пока не может похвастаться ни региональным политическим влиянием, ни крупными оборотами торговли. Впрочем, почти на месте того самого Киева перевоза строится уникальный Подольский мост без опор, построенных на дне реки, а реконструкция магистралей и аэропортов должна привлечь в город новые транзитные потоки. Так, может, вернется в Киев «время бусово»?

Автор: Григорий МЕЛЬНИЧУК

Приветствия XVII съезду ВКП (б). (Заседание 5 февраля 1934 г., вечернее)


Л.М. Каганович, И.В. Сталин, П.П. Постышев, К.Е.Ворошилов. Январь 1934 года.

Председательствующий. На съезд прибыли представители Московского завода им. Сталина. Слово для приветствия предоставляется товарищу Барсукову. (Продолжительные аплодисменты.)
Барсуков. Товарищи, мы пришли вас приветствовать с того завода, который с гордостью и честью носит имя великого вождя нашей партии — товарища Сталина. (Аплодисменты.)
Товарищи, разрешите от имени 22-тысячного коллектива автомобильщиков, а также пролетариев красной столицы передать вам, делегатам XVII партийного съезда, а через вас — всей нашей партии, всему рабочему классу, всем нашим колхозникам — пламенный пролетарский привет! (Бурные аплодисменты.)
Товарищи, мы пришли к вам с того завода, который строила воя наша партия, строил весь рабочий класс СССР, благодаря чему завод за период с момента его пуска дал стране 36 тыс. машин (аплодисменты), выполнил досрочно план первого года второй пятилетки и в порядке взятых на себя обязательств к XVII съезду январскую программу выполнил досрочно. Товарищи, все успехи, которые имеет наш завод, являются успехами всей нашей партии. Этих успехов, товарищи, мы достигли благодаря повседневной конкретной помощи со стороны руководства, со стороны нашего Центрального комитета партии, нашего любимейшего вождя товарища Сталина и лучшего его соратника, руководителя московских большевиков — Лазаря Моисеевича Кагановича. (Аплодисменты.)

Товарищи, наши рабочие с любовью и радостью следят за съездом, съездом единства, такого единства, которого еще не было в истории нашей партии.
Товарищи, это единство получено в упорной борьбе со всеми отклонениями от генеральной линии партии благодаря мудрому руководству товарища Сталина. Под его руководством партия добилась разгрома всех уклонов и создания того единства, которое наша партия имеет в настоящий момент.

Товарищи, доклад товарища Сталина нашими рабочими принят очень горячо. Они этот доклад приняли как директиву, они приняли его как путь дальнейшей борьбы за бесклассовое социалистическое общество.
Товарищи, разрешите приветствие закончить тем, чтобы от имени рабочих нашего завода просить вас всех, принимавших самое активнейшее участие в его строительстве, посмотреть наш завод, посмотреть, чего мы с вами добились за эти годы.
Да здравствует ленинский Центральный комитет нашей партии!
Да здравствует наш вождь, наш любимый Сталин! (Продолжительные аплодисменты.)

Товарищи, разрешите преподнести вам нашу трехоску, которую мы освоили и которую все время совершенствуем. Мы надеемся, что она послужит большим ударом по той свиной роже, которая полезет в наш советский, пролетарский огород. Бурные аплодисменты.)
Председательствующий. Слово для приветствия от тульских заводов имеет товарищ Артемьев. (Аплодисменты. Входящую делегацию от тульских заводов зал встречает стоя громом аплодисментов и продолжительной овацией.)
Артемьев. Товарищи, от имени 100 тыс. тульских металлистов вам — руководителям рабочих и колхозных масс, делегатам XVII съезда нашей партии, разрешите передать пламенный, пролетарский, металлический привет. (Гром аплодисментов.)
Товарищи, мы, рабочие Тулы, Прекрасно знаем, какие большие победы одержала наша страна под руководством величайшего вождя, гениальнейшего учителя, воплощающего идеи Ленина, — товарища Сталина. (Аплодисменты.)

Наш город Тула со всей яркостью показывает каждому труженику Советской страны, каждому рабочему и рабочим всего мира все эти достижения: построены новые фабрики и заводы, построены культурные очаги, построены клубы, больницы, трамвайный парк, увеличено количество трамвайных линий. Эти достижения со всей отчетливостью еще раз подчеркивают перед рабочими правильность генеральной линии партии, руководимой величайшим вождем и учителем многомиллионных масс — товарищем Сталиным.
Наш город Тула за первую пятилетку превратился в металлический город. Еще Владимир Ильич Ленин поставил перед Тулой задачу — стать красной кузницей пролетарской обороны. Мы сегодня пришли сюда, чтобы перед съездом продемонстрировать итоги нашей борьбы за выполнение этой задачи. Климентий Ефремович Ворошилов говорил нам: «Вы, туляки, «подковали блоху», выкуйте же оружие, которое обеспечит высокую боеспособность нашей Красной армии». (Аплодисменты.)
Я скажу, товарищи, что мы в области военной техники делаем очень много, и рабочие, посылая нас на съезд, поручили мне от имени стотысячной нашей армии металлистов передать, что туляки овладевают военной техникой неплохо и на совесть. (Смех, аплодисменты.)

Наряду с производством военного снаряжения мы упорно боремся за выполнение заданий гражданского ведомства. Так, например, мы освоили ватермашину «Экстра», которая имеет 400 веретен. Это — очень сложная машина с 46 тыс. деталей, из них полторы тысячи несменяемых деталей.
Мы привезли показать нашим руководителям, в особенности товарищу Сталину, гениальному нашему учителю, несколько образцов нашей продукции. Первое, что мы привезли показать, дорогой наш учитель, — это нашу винтовку «Снайпер», из которой учатся стрелять наши лучшие ворошиловские стрелки. (Бурные аплодисменты, крики «ура». Товарищ Сталин взял винтовку на прицел. Овация.)
Мы привезли показать ввозившийся раньше из-за границы лучший карабин для наших промысловых стрелков, производство которого мы теперь поставили. (Аплодисменты.) Эти наши достижения показывают, что рабочие Тулы и в этой части проявляют максимум энергии. (Аплодисменты.) А вот наша винтовка «ТОЗ», при помощи которой готовятся ворошиловские стрелки на фабриках, заводах, в колхозах. (Аплодисменты.)

Мы привезли также мелкокалиберный наган, привезли наш советский маузер, освоенный на наших заводах. Избавляя Советский Союз от импорта измерительных инструментов, мы добились освоения пластинок Иогансон, за которые мы платили недавно советским золотом. Эти достижения сигнализируют об успешном освоении сложнейшей техники нашими краснознаменными заводами. (Аплодисменты.)
Кроме того, товарищи, наш патронный завод осуществил замену цветных металлов соответствующего качества другими видами металла. Это достижение дает не одну сотню, не один миллион рублей экономии нашему государству и обеспечивает переброску значительного количества цветных металлов для нужд тяжелой индустрии.
Мы упорно боремся за постановку производства на наших тульских фабриках и заводах предметов широкого потребления. Еще недавно фабрики им. Барщева, им. Крыленко, им. Ленина и др. работали неважно. А сегодня мы уже выполняем одну из важнейших задач, которую поручил нам Иосиф Виссарионович Сталин, — развертываем производство самоваров для наших колхозников, для зажиточной колхозной жизни, (Передает самовар в президиум. Товарищи Каганович и Ворошилов принимают самовар. Бурные аплодисменты.)
Мы знаем, что наш дорогой вождь товарищ Сталин сам непосредственно занимался изысканием цветных металлов для производства самоваров. Мы, туляки, поставили своей задачей программу в 100 тыс. самоваров как боевую директиву вождя выполнить в настоящем году. (Аплодисменты.) Один из этих же самоваров мы передаем и самому съезду, а другой — нашему любимейшему вождю товарищу Сталину.
Товарищи, мы много сделали, но перед нами еще стоят серьезнейшие задачи. Нам предстоит еще большая работа, и рулевой московских большевиков — товарищ Каганович настойчиво выдвигает перед нами эти серьезнейшие новые задачи, изо дня в день конкретно помогая нам в практической работе. Его заслуга в том, что он предостерегает нас, туляков, от зазнайства и бахвальства. Мы сейчас под руководством коммунистической партии, Московского комитета и Центрального комитета превращаем нашу Тулу в крупный металлургический город. Боевой нашей задачей является отстройка гиганта — металлокомбината, в который уже заложены десятки миллионов рублей. Мы строим третью домну на нашем Косогорском заводе. Перед нами боевая задача — задуть Косогорскую домну точно в срок, данный нам товарищем Орджоникидзе, к 15 июня. И эта задача нами, туляками, под руководством нашей партийной организации, при полной сплоченности всего нашего коллектива будет, нет сомнений, решена.
Наша сила, товарищи, в том, что мы верим в правду товарища Сталина, что мы верим в правду Центрального комитета нашей партии, что мы верим в правду Московского комитета нашей партии. В этом основная сила нас, большевиков, в этом основная сила всего рабочего коллектива нашего завода.
Я хочу еще раз заверить наш съезд и нашего любимейшего вождя в том, что если потребуются от нас для обороноспособности нашего Советского Союза в любом количестве винтовки, пулеметы, снаряжение и т. д., — будьте уверены, у нас все готово, все готово, товарищи. (Бурные аплодисменты.)
Порох в нашем снаряжении лежит сухим.
Да здравствует непобедимая ленинская партия!
Да живет ленинизм!
Да здравствует наш дорогой вождь, вождь нашей партии и всего мирового пролетариата, наш любимейший, дорогой, стальной Сталин! (Бурные, продолжительные аплодисменты. Все встают. Овация, крики «ура».)
Мы еще привезли в подарок нашему славному вождю Иосифу Виссарионовичу гармонь для наших колхозных гулянок. Пусть играет на славу нам и на страх врагам. (Длительные, бурные аплодисменты.)
Председательствующий. Слово от колхозников Московской области и колхоза, награжденного орденом Ленина, имеет товарищ Новоселов, (Делегаты встают, приветствуя т. Новоселова. Продолжительные аплодисменты.)
Новоселов. Товарищи, я приехал чтобы передать привет от колхозников и колхозниц Московской области XVII съезду ВКП(б) и дорогому вождю пролетариата всего мира — товарищу Сталину горячий, сердечный привет. (Аплодисменты.)

Товарищи, я скажу несколько слов о жизни области, о жизни района «Новая деревня», о жизни всех колхозников колхоза «Новый быт». Возьму Новодеревенский район. Он был прежде, при царизме, при индивидуальном хозяйстве, бедным, а сейчас он называется «Новая деревня» — это значит, что «Новая деревня» сделала новое дело во всем районе.
Прежде район этот был потребляющим — ему не хватало для своего населения 120 тыс. пудов хлеба. Поглядим теперь, как рос этот район. В 1931 г. «Новая деревня» дала государству миллион пудов хлеба. Вот что значит колхоз.
Почему так случилось? Потому, что наша партия, наш вождь — великий Сталин учил нас, как косопузую Рязань вывести из темноты, обуть, разуть из лаптей и одеть в сапоги, как сделать колхозы. И когда крестьяне пошли в «Новую деревню», они завоевали великое дело и завоевали его именно благодаря нашей партии, благодаря Центральному комитету во главе с великим вождем товарищем Сталиным, с помощью нашей районной организации и политотделов.

«Новая деревня» стала зажиточной. А слово «зажиточный» — великое слово. Каждый колхозник стал чувствовать, что живет не так, как жил раньше. Мы ничего не имели. А теперь «Новая деревня» завоевала первенство.

Новодеревенский район соревновался с тремя районами и завоевал первенство, получил (12-го числа у нас была выставка) от старых большевиков красное знамя. (Аплодисменты.)
Товарищи, я расскажу теперь о Московской области. Область эта тоже была потребляющей, а не производящей: не хватало ей продукции для своего прокормления. Но в настоящее время вижу, что Московская область стала на зажиточную дорогу, и мы уже не только не ввозим в Московскую область хлеба, а сами выкинули большие миллионы пудов. (Аплодисменты.)
А теперь я кратко расскажу вам о колхозе, из которого я приехал. Колхоз «Новый быт», Новодеревенского района, организовался в 1931 г. — 17 февраля. Было нас сначала немного, а потом к нашему улью привились, как пчёлки, все наши колхозники — 147 домов. Когда организовались наши колхозники, тогда они стали думать, как получше жить и как расширить свое хозяйство. При нашем колхозе мы имели земли 70 га, из них 50 га были залежи, т. е. сорняки, на которых при единоличном хозяйстве по одному мешку с гектара убирали разных плохих трав. Когда мы стали расширять свое хозяйство, на этих сорняках в первый же год мы распахали 27 га под огородные овощи. Работой нашей в 1931 г. похвалиться особенно нечем. Многие уходили на производство, и у нас оставалось немного взрослых да малые ребята от 12 до 15 лет. Хоть и трудно было, но все-таки не упустили красного знамени из рук, все обмолотили и убрали, хотя немного с сыринкой, но что же сделаешь. (Смех, аплодисменты.) Получили за этот год по 4 кг и от огородов заработали — от этих самых сорняков — 33 тыс. руб.
Перейду я теперь к 1932 г. В 1932 г. колхозников прибавилось, но недостаточно, потому что слушались кулаков и кулацких подпевал. Считали некоторые подпевалы кулацкие — не толстые, как прежде, а тощие, вроде мороженых вшей (общий хохот, аплодисменты), что колхоз ничего не даст. Но глубоко ошиблись эти подпевалы. Мы и 1932 г. проработали в своем колхозе не совсем благополучно. Затянули с пахотой, с паровым клином. Нас брали на буксир, т. е. черное пятно было у нас на лбу. (Общий смех, аплодисменты.) Хотя в 1932 г. мы и получили урожай культур на том же уровне, что и в 1931 г., но был у нас и плюс один: мы огороду прибавили на 13 га из этих самых сорняков. Ввели мы в огород новые культуры (я сам работал бригадиром, а теперь работаю огородником), южные культуры — арбуз и дыню, которых при царизме в индивидуальном хозяйстве не могли завести, потому что посередке посадишь, а плети от них к чужому дяде переползают. (Общий смех.)

Когда вводили эти культуры, лично я хлопотал через районного агронома, чтобы выписали 2 кг этих культур. Лично надо мной много смеялись, говорили: нешто это мыслимо, ведь арбуз здесь отродясь не родился. Ладно, смейтесь — советская власть из лаптей делает хромовые сапоги. (Взрыв хохота, аплодисменты.)
И вот, когда пришла осень, конечно арбузы задались такие, что были на районной выставке — сам лично выезжал я — были арбузы до 9 кг весом. И вкус, и аромат! Так что мы теперь уверены, что в Московской области мы должны вводить эти культуры, — можно сказать, северные на юге, а южные — на севере. (Общий смех.)
В 1932 г. наш колхоз хлеба роздал по 4 кг; огородных культур в 1931 г. — по 1 кг, а в 1932 г. — по 3 кг. И выручили мы с огорода 120 тыс. для подсобного хозяйства. Это — великое дело. Вот это было в 1932 г.
Теперь перейду к 1933 г. (Аплодисменты.) 1933 г. — это основной год, когда наш Сталин указал — не гнаться за количеством, а гнаться за качеством.
Весенний сев в 1933 г. мы провели благополучно. Нам указали срок в 15 дней, мы же провели его в 11 дней, а 4 дня помогали другим колхозам, чтобы стереть с себя пятно буксирное (общий смех), какое заработали в 1932 г. Ездили мы буксиром в два колхоза, брали на буксир уже других, а ведь в 1932 г. сами имели пятно буксирное. Указания товарища Сталина выполнили и пахать стали не так, как в первый год: борозда от борозды — день езды. В этом году сев мы проработали благополучно, все работы провели как следует. Весь хлеб убрали; своевременно и выполнили государству хлебосдачу досрочно, и попал наш колхоз (был буксирный, с черным пятном) через нашу руководящую районную организацию и через политотдел на красную доску. (Гром аплодисментов.)
Наш колхоз получил в 1933 г. больше против тех лет. В то время получал 4 кг, а теперь 7 кг — прыжок великий. По огородным культурам вместо 3 кг получили всех видов — и арбузов, и дынь, и кабачков, и луку — 9 кг 300 г. (Аплодисменты.)

Теперь перейду к тому, что мы должны сделать в 1934 г. (Аплодисменты.) Как мы ответили нашим московским рабочим на их письмо, что нужно нам сделать колхозы большевистскими, а колхозников зажиточными?
Мы ответили, что в 1934 г, должны поставить колхозы так, что прямо во! (Аплодисменты.) У нас имеется много ценностей в колхозе, например Золотая гора — участок при нашем колхозе. Эта самая Золотая гора прямо червонное золото. А что это за червонное золото? Эта Золотая гора имеет пространство в 5 га; на нем лежит на целый метр старого перегноя, навоза, который мы кладем и кладем на поля для удобрения и поднятия урожайности.
Да, товарищи, извиняюсь, должен вернуться к 1933 г. В нашем колхозе в 1933 г. при помощи шефов — рабочих Электрозавода открылась электростанция, освещающая все наше колхозное хозяйство: дома, и конюшни, и клуб, и детсад, и улицы лампочкой Ильича. (Аплодисменты.)
В 1934 г. мы должны выполнить самую основную задачу — повысить урожайность и повысить скотоводство, на что особенно указал товарищ Сталин. Наше скотоводство упало, и мы должны глядеть за племенными матками, как за своим глазом, и вообще за всем скотоводством глядеть. Мы дали обязательство построить баню и конюшню. У нас есть конюшня на 100 голов, но мы хотим строить новую, и уже камень нарыли и на баню лес готовим. И к маленькой пасеке, к нашему пчеловодству мы должны еще прибавить больше и больше. Это также поможет сделать колхозников зажиточными. Зажиточность колхозника отражается на всех отраслях. Если колхозник будет зажиточным, как товарищ Сталин говорит, то и рабочий будет зажиточным, и наш защитник-красноармеец, если он будет чувствовать, что у него дом зажиточный, он будет так зорко глядеть за неприятелем, что тот не пролезет никогда. (Аплодисменты.)
Возьму я пример в нашем колхозе. Что такое зажиточные пастухи? При бывшем кровавом Николае пастухи кроме кнута ничего не имели.
У нас три пастуха. За три года в колхозе пастухи купили себе дома.
Первый пастух — Семячкин И. Н., проработав в колхозе два года, купил себе дом за 2 тыс. руб. Служит на Дальнем Востоке. Это разве не достижение советской власти? Прежде кулаки и подкулачники агитировали нас против советской власти, а советская власть нас вывела из темной бедноты к зажиточной жизни.
Возьмем другого пастуха. Сергеев И. Ф. проработал в колхозе три года и купил за 4 тыс. дом. Где он это видел? (Смех.)
Все пастухи стали зажиточными. Это плюс, это большое дело: через руководящую нашу партию и под руководством нашего любимого товарища Сталина из пастухов сделали зажиточных. (Аплодисменты.)
Наталья Блохина, инвалидка, раньше жила в лачужке, а сейчас за 2 тыс. купила дом.
Возьмем еще пример. Семячкина Дарья Алексеевна, вдова, одна работает, не имела сроду понятия, как завести овцу, а в этом году завела телочку, заработала 28 пудов хлеба и 400 руб. денег (аплодисменты) — в одно это лето. Наша власть всех нас, лапотников, обула в хромовые сапоги.
Мы должны сказать о кулаках и подкулачниках — долой их из колхоза! Мы должны сделать всех колхозников зажиточными и все колхозы большевистскими!
Товарищ Сталин говорил, что у нас женщины немного на заднем плане. Но наша задача в деревне (я уже не говорю о городе, так как здесь женщины намного развитее) — вовлекать всех женщин в колхозное дело, потому что они — строители Социалистической советской республики. А ввиду того, что они все дела исполняют, — их надо вовлекать (у нас в колхозе они вовлекаются — есть две женщины бригадирши) в органы управления. Я уверен, что женщины будут устойчивее мужчин во всех делах. (Аплодисменты.)
Я приведу пример: сейчас с нашей делегацией приехала председатель колхоза — женщина из Шаховского района, а у нее на груди орден нашего великого умершего вождя Ленина. (Аплодисменты.) Разве это не достижение!
Возьму последнее слово о зажиточной жизни колхозников. Что такое зажиточный колхозник? Мы не сильно прыгаем, но зато уверенно вступаем одной ногой в зажиточную жизнь. Мы должны в 1934 г. обеими ногами встать. А зажиточная жизнь — это значит улучшить жизнь рабочих, с которыми мы должны иметь нерасторжимую, железную связь, точно так же как и с нашей Красной армией. Если рабочий сыт, у него духу будет много; если красноармеец будет чувствовать себя сытым, обутым и семья у него будет дома жить хорошо, то он будет бороться с неприятелем так, что пусть лучше тот и не является на наши позиции со свиным рылом.
Вот наша зажиточность. Возьму я еще например в Новодеревенском районе колхоз им. Серафимовича. Получали там колхозники раньше по 3 кг, а теперь получают по 12 кг за трудодень. Вот какой прыжок сделали, вот что значит коллективизация! Вот как ведет нас наша партия и наш рулевой — дорогой товарищ Сталин к зажиточной жизни. (Аплодисменты.)
Скажу я вам от имени всего своего района, что наш район к посеву готов полностью: как семена, так и инвентарь подготовил, на 90% готов и к уборочной. Мы отвечаем и выполняем указания товарища Сталина — быть ударниками всех советских полей. (Аплодисменты.)
На этом я, товарищи, заканчиваю. Конечно, я сам человек беспартийный и только один год пришлось учиться — не могу сильно пояснить.
На этом кончаю и отдаю приветствие всему XVII съезду большевистской партии, ЦК партии, московской организации с ее руководителем, дорогим нашим товарищем Кагановичем. Великому нашему пролетарскому вождю, неоценимому товарищу Сталину — горячий привет!
Да здравствует коммунистическая партия и пролетарская революция во всем мире! (Бурные, продолжительные аплодисменты, переходящие в овацию. Крики: «Да здравствует московская организация большевиков! Ура!»)


О том, о чем в Германии знают почти все школьники.

Россиянам наверняка будет интересно узнать о том, о чем в Германии знают почти все школьники. Там в учебниках истории для восьмых классов в главе, посвященной Владимиру Ульянову (Ленину), говорится об Александре Стеффене, единственном сыне вождя революции и шестом ребенке Инессы Арманд.
Но главная сенсация — даже не в этом.

В 1998 году журналист Арнольд Беспо разыскал 85-летнего Александра Владимировича Стеффена в Берлине, где тот жил недалеко от Бран-денбургских ворот. Жена его давно умерла, дети (то есть подлинные «внучата Ильича») живут отдельно. Скромной пенсии в 1200 дойчема-рок на жизнь хватало, но он искал издателя для публикации книги своих воспоминаний.

Преклонный возраст этого человека не располагал к длительной беседе, но герр Стеффен все же согласился дать журналисту небольшое интервью. Вот что он рассказал о себе:

«Я родился в 1913 году, через 3 года после знакомства матери с Владимиром Ильичом. А оно произошло в Париже в 1909 году, сразу после смерти от туберкулеза ее второго мужа, Владимира Арманда. Как я полагаю, родители не очень хотели афишировать факт моего появления на свет. Поэтому через 7 месяцев после рождения меня пристроили в семью одного австрийского коммуниста. Там я и рос вплоть до 1928 года, когда неизвестные люди забрали меня, посадили на пароход в Гавре, и я оказался в Америке. Думаю, что это были люди Сталина, которые, скорее всего, хотели в будущем использовать меня в пропагандистских целях. Но, видимо, не получилось. В 1943 году, уже будучи американским гражданином, я пошел добровольцем в армию и служил на военно-морской базе в Портленде до 1947 года.

О своем отце знаю от матери. Весной 1920 года, незадолго до своей смерти, она побывала в Зальцбурге. Рассказала о нем, привезла письмо из своего личного архива, написанное Владимиру Ильичу в Париже в 1913 году, и попросила сохранить его на память.

В США жизнь не заладилась. Жена умерла в 1959 году, и я уехал в Европу, в Германскую Демократическую Республику (ГДР). Я догадывался, почему на мою просьбу восточные немцы сразу ответили согласием и предоставили гражданство вместе с хорошей квартирой. Позднее моя догадка подтвердилась. Меня пригласили на прием к товарищу Вальтеру Ульбрихту, Генеральному секретарю ЦК Социалистической единой партии Германии — он все знал. А в 1967 году, во время берлинской встречи лидеров мирового коммунистического движения в советском посольстве со мной встретился Леонид Ильич Брежнев. Он вручил мне орден Дружбы народов и на прощание крепко расцеловал. Обещал пригласить на XXIII съезд КПСС в качестве почетного гостя. Не получилось. А сегодня Ленина в России не любят. Так что и делать мне у вас нечего».

Александр Владимирович любезно разрешил опубликовать отрывок из письма Инессы Арманд Владимиру Ульянову, жившему в ту пору в Польше, в Кракове.

«…Глядя на хорошо знакомые места, я ясно сознавала, как никогда раньше, какое большое место ты еще здесь, в Париже, занимал в моей жизни, что почти вся деятельность здесь, в Париже, была тысячью нитей связана с мыслью о тебе. Я тогда совсем не была влюблена в тебя, но и тогда я тебя очень любила. Я бы и сейчас обошлась без поцелуев, только бы видеть тебя, иногда говорить с тобой было бы радостью — и это никому не могло бы причинить боль. Зачем было меня этого лишать?..»

Из шестисот делегатов Первого съезда писателей СССР в застенках ГПУ погибло более трети


Узница Колымы А. Герценштейн сохранила стихи своей подруги, тоже «колымчанки», которая стала поэтом за колючей проволокой и получила за стихи второй срок.
В честь убитых или молчат,
Или говорят полным голосом…
Это своего рода требование: расскажите о нас! И, наверное, просьба: дайте нам самим сказать полным голосом — нам, замученным, задушенным, расстрелянным…
За советский период в СССР было незаконно репрессировано около двух тысяч литераторов, около полутора тысяч погибли в тюрьмах и лагерях, так и не дождавшись свободы, сто пятьдесят пропали без вести. Цифры эти, конечно же, не самые верные, но уточнить их пока невозможно. Литератор — одна из самых «выбитых» профессий, и понятно почему: верховному палачу и его подручным важно было в первую очередь лишить общество его самосознания. Давно известно, что отсчет репрессий надо вести не с тридцатых годов, а гораздо раньше. Были писатели, погибшие во время так называемого «красного террора», наиболее известный из них Николай Гумилев. В 1922 году без всякого суда решением ГПУ были высланы из страны около 200 человек — философы и писатели: Н. Бердяев, Л. Карсавин, Н. Лосский, С. Франк… С 1929 года, когда был арестован известный критик А. Вронский, началась травля Е. Замятина и Б. Пильняка, открывается счет массового уничтожения творческой интеллигенции. Из шестисот делегатов Первого съезда писателей СССР более трети погибли. Случались и посмертные репрессии. Группу украинских писателей расстреляли деникинцы. А уже при советской власти были запрещены их произведения, потому что авторы принадлежали к какому-то неортодоксальному коммунистическому крылу. Каждого из них убили дважды: сначала — человека, затем — писателя. В Украине в 1933 году покончил с собой Мыкола Хвылевый — прозаик с мировым именем. Его торжественно похоронили, а вскоре объявили врагом народа и все его произведения заперли в спецхране. Правда, советские карательные органы, как правило, таких «ошибок» не делали, предпочитая враз разобраться и с писателем, и с его произведениями. Так было, например, с Исааком Эммануиловичем Бабелем…
Бабеля арестовали 16 мая 1939 года на даче в Переделкине. Он только-только арендовал ее, чтобы закончить свой заветный труд — новую книгу рассказов. Двери Лубянки захлопнулись. И 15 лет о Бабеле ничего не было известно. Писателя сначала арестовали, а уже потом состряпали обоснования для «изъятия» человека из общества.

Кое-что о свадебных обрядах — древних и современных…



 
ОБРЯД ВЫКУПА НЕВЕСТЫ:
В старину на Руси в день венчания, утром за невестой приезжал жених с родственниками и друзьями. Прежде чем войти в дом гости должны были преодолеть ряд препятствий, выплачивая «выкуп» за невесту, одаривая братьев, сестёр и подруг невесты. Невесту надо было найти в доме, где она пряталась в укромное место. Родители невесты благословляли молодых иконой, и они отправлялись в церковь.
ОБРЯД «ХЛЕБ-СОЛЬ»:
 Встречают хлебом-солью родители, в доме которых играется свадьба. На длинное красивое полотенце кладут круглую буханку черного хлеба или каравай с хорошо укрепленной в середине солонкой. Приветственную речь говорит теща или свекровь. “Поздравляем вас с законным браком, желаем счастья, здоровья, долгой супружеской жизни. Милости просим в наш дом — в ваш дом. Хлеб-соль отведайте, а мы посмотрим, кто в доме хозяином будет”. Молодые отщипывают или откусывают хлеб, макают его в соль и едят. Считают: кто больше откусил — тот и хозяин. Еще раз их поздравляют и целуют. Этот обряд символизирует истинное и чистосердечное согласие и является знаком того, что молодые будут с тех пор как бы крохами одного хлеба.

 
ОБРЯД ОСЫПАНИЯ НОВОБРАЧНЫХ:
Кидают вслед новобрачным пшено, зерна, конфеты, хмель, монеты как символ зажиточной жизни.

ОБРЯД ЗАЖИГАНИЯ СЕМЕЙНОГО ОЧАГА:
родители жениха и невесты подходят с зажжеными свечами к молодым и зажигают их семейный очаг, передавая своё благополучие новой семье.

 
ОБРЯД РАСПЛЕТАНИЯ КОСЫ НА ДВЕ:
Перед самым приездом жениха, подруги невесты расплетали ей девичью косу и заплетали две «бабьи». Переплетение одной косы на две, означало расставание с девичьей жизнью. Одна коса означала, что носительница её девственна, и поэтому пригодна для замужества. После переплетения кос, волосы закрывались белой фатой, что тоже означало целомудрие девушки.
 ОБРЯД ПРОЩАНИЯ С ДЕВИЧЬЕЙ ФАМИЛИЕЙ:
возник сравнительно недавно. На листе бумаги (шарике, кружке, тарелке,…) пишется фамилия невесты и уничтожается разными способами (бумага сжигается или рвётся, шарик лопается или улетает, кружка и тарелка разбиваются).

 
ОБРЯД СРОДНЕНИЯ:
жених с невестой просят родетелей называть их мамой и папой и, получив разрешение, делают им низкие поклоны.

 
ОБРЯД СНЯТИЯ ФАТЫ:
свекровь в конце свадьбы снимает с невесты фату и одевает ей платок, — невеста становится с этого момента снохой и поступает в распоряжение хозяйки дома.

 
ОБРЯД ОБМЕНА ЛАСКАМИ:
Новобрачным дают по яблоку с десятью спичками в нем. Поочередно жених и невеста говорят по ласковому слову друг другу и вытаскивают спичку. Выигрывает тот, кто быстрее вытащит спички. То же самое можно сделать, расставив новобрачных на расстоянии двадцати шагов. С каждым шагом они делают то же самое.

 
ОБРЯД РАСПРЕДЕЛЕНИЯ ОБЯЗАННОСТЕЙ:
Молодые тянут жребий по распределению обязанностей по дому. Их можно выразить условно — картинкой, фартучком, пеленкой, рисунками или игрушками — машина, пылесос, кастрюля, детская коляска, соска, сумка с продуктами. Это игра, шутка, поэтому допускается для смеха и нелепый выбор.

 
ОБРЯД ПОСВЯЩЕНИЯ В НОВЫЕ ТИТУЛЫ:
родителям невесты и жениха, а также их близким родственникам даются новые титулы в игровой форме (свекровь, свекор, теща, тесть, свояк, свояченица, заловка,…)
ОБРЯД ПРАЗДНОВАНИЯ:
Свадьбу праздновали 3 дня. Первый день- свадебный пир у родителей жениха с утехами для гостей (заканчивался обрядом укладыванием молодых на брачную постель), второй день — также пир у родителей жениха с испытаниями для молодой жены, с ряженными гостями (заканчивался обрядом мытья молодых в бане), третий день — катание на лошадях и пир у родителей молодой жены (заканчивался обрядом проводов молодой жены в новый дом)